Великий архитектор и строитель Петербурга Огюст Монферран, согласно предсказанию, должен был умереть сразу после окончания строительства Исаакиевского собора.

Смерть Монферрана и Исаакиевский собор

Предсказание сбылось. Зодчий действительно умер через месяц после торжественного открытия собора в возрасте 72 лет, более половины которых отдал строительству главного храма Петербурга.

В скульптурном декоре Исаакиевского собора есть группа святых, поклоном приветствующая появление Исаакия Далматского. Среди них есть и изображение Монферрана с моделью собора в руках.
Один из приближенных Алексндра II, во время освящения обратил внимание царя на то, что все святые преклонили головы навстречу Исаакию, и только архитектор, преисполненный гордыни, этого не сделал. Император ничего не ответил, однако, проходя мимо архитектора, руки ему не подал и слова благодарности не проронил. Монферран не на шутку расстроился, ушел домой до окончания церемонии и вскоре из-за болезни скончался.

Уверенный в посмертной славе, он задолго до конца жизни начертал на своем гербе девиз: “Не весь умру”, а в 1835 году составил завещание, в котором просил о “всемилостивейшем соизволении, дабы тело его было погребено в одном из подземных сводов Исаакиевского собора”, как это было издревле принято в Европе.
Однако Александр II решил, что для архитектора, хоть и придворного, это слишком высокая честь. Гроб с телом зодчего лишь обнесли вокруг собора и затем установили в католической церкви на Невском проспекте. Вскоре вдова зодчего увезла тело мужа на родину во Францию.

comments (0)

Your email address will not be published.

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>